22:08 

"Мы стали практичней, мы стали злей, Но вряд ли стали богаче."
Агата Кристи - Моряк

Куда бы ни уплыл моряк
За золото и серебро
Его везде поднимут флаг
Ему всегда нальют вино
Когда моряк на берегу
Все девушки бегут к нему
Они сигают из штанов
Меняя деньги на любовь

Вино и гашиш, Истамбул и Париж
Моряк, моряк, почему ты грустишь ?
Возьми папиросу, хлопни винца
И песенку спой про сундук мертвеца !

Куда бы не уплыл моряк
От смерти не уплыть ему
И ждет его зеленый мрак
Пока моряк на берегу
Hо в эту ночь он не один
До гроба пьян и вдрызг любим
Она целует без конца
Его безумные глаза !

Вино и гашиш, Истамбул и Париж
Моряк, моряк, почему ты молчишь ?
Давай, расскажи ей, ведь ночь коротка
Как черту морскому свинтили рога !
Вино и гашиш, Истамбул и Париж
Моряк, моряк, почему ты грустишь ?
Возьми папиросу, хлопни винца
И песенку спой про сундук мертвеца !

06:50 

"Мы стали практичней, мы стали злей, Но вряд ли стали богаче."
Чувствую этим экзамены не закончатся...

Всё-таки хорошо нам в своё время дизайн дали, при том что у меня способностей нет, сижу помогаю в оформление выставки, точнее пригласительные ваяю...

Как говорится, Сон - лучшее лекарство, в связи с этим утверждением полечите меня кто-нибудь!

14:49 

"Мы стали практичней, мы стали злей, Но вряд ли стали богаче."
С удивлением узнал, что Эмануэль это мужское имя...

22:45 

"Мы стали практичней, мы стали злей, Но вряд ли стали богаче."
В час, когда дожди,
Ты меня не жди.
Я в такую ночь
Буду слушать дождь. (С)

На пределе уже и скорость,
И зашкаливают часы,
Вот и время уже в бесконечность,
С растояньем уходишь ты.

Растоянье ушло в бесконечность,
Я не знаю уже, где мой дом.
С растояньем пришла и вечность,
С чёрной краской ночной фантом.

16:27 

"Мы стали практичней, мы стали злей, Но вряд ли стали богаче."
Я в двух шагах идёт война,
Слёз и горя дохрена. (С)

21:39 

"Мы стали практичней, мы стали злей, Но вряд ли стали богаче."
Пикник - У шамана три руки


У шамана три руки
У шамана три руки

У шамана три руки
И крыло из-за плеча
От дыхания его
Разгорается свеча

И порою сам себя -
Сам себя не узнаёт,
А распахнута душа
Надрывается, поёт...
Надрывается, поёт...
Надрывается, поёт.

У шамана три руки.
Мир вокруг как тёмный зал.
На ладонях золотых
Нарисованы глаза.

Видит розовый рассвет
Прежде солнца самого,
А казалось, будто спит
И не знает ничего...
Что не знает ничего...
И не знает ничего.

У шамана три руки.
Сад в рубиновых лучах.
От дыхания его
Разгорается... Разгорается...
Разгорается...
Разгорается свеча...
Разгорается свеча.
У шамана три...
У шамана три...
У шамана три...

19:10 

"Мы стали практичней, мы стали злей, Но вряд ли стали богаче."
Шурик умер - остановка сердца, пытались 1.5 часа откачать.

23:01 

"Мы стали практичней, мы стали злей, Но вряд ли стали богаче."
Чем твёрже панцирь, тем мягче и нежней мясо.

@музыка: Гражданская Оборона - Всё Как У Людей

20:12 

"Мы стали практичней, мы стали злей, Но вряд ли стали богаче."
Не удержать в руках обломки скал,
Не поймать того, кто ветром стал.

@музыка: Дельфин и Стелла - Глаза

22:26 

"Мы стали практичней, мы стали злей, Но вряд ли стали богаче."
Проблемы...
В какое-то веки обратился за помощью или наоборот... Надеюсь это что-то даст... Хоть что-то...

Пикник - У шамана три руки


У шамана три руки
У шамана три руки

У шамана три руки
И крыло из-за плеча
От дыхания его
Разгорается свеча

И порою сам себя -
Сам себя не узнаёт,
А распахнута душа
Надрывается, поёт...
Надрывается, поёт...
Надрывается, поёт.

У шамана три руки.
Мир вокруг как тёмный зал.
На ладонях золотых
Нарисованы глаза.

Видит розовый рассвет
Прежде солнца самого,
А казалось, будто спит
И не знает ничего...
Что не знает ничего...
И не знает ничего.

У шамана три руки.
Сад в рубиновых лучах.
От дыхания его
Разгорается... Разгорается...
Разгорается...
Разгорается свеча...
Разгорается свеча.
У шамана три...
У шамана три...
У шамана три...

@музыка: Пикник - У шамана три руки

17:51 

"Мы стали практичней, мы стали злей, Но вряд ли стали богаче."
Придётся нарушить одно негласное правило:

Здесь была ненормативная лексика.

Всё, что было - забыто, всё, что было - прошло.


Не удержать в руках обломки скал,
Не поймать того кто ветром стал... (С) Дельфин.


Я не вижу ни одного решения проблемы, вообще ни одного которое сможет дать хоть что-то...

11:11 

"Мы стали практичней, мы стали злей, Но вряд ли стали богаче."
ЗАКОН МЕРФИ:

Если какая-нибудь неприятность может случится, она случится.
читать дальше

Законы объяснящие мою жизнь последнюю неделю.

11:32 

"Мы стали практичней, мы стали злей, Но вряд ли стали богаче."
Аквариум - Трамонтана


Один китаец был мастером подземного пенья.
Он пел только частушки.
Каждый четверг он ходил в чайный дом,
Где его поджидали две сестры-хохотушки.
Он пел, когда его одевали;
Он пел, когда его хоронили.
Когда закончился репертуар
Он сказал: Теперь мне не место в могиле.

Жизнь ползет как змея в траве
Пока мы водим хоровод у фонтана
Сейчас ты в дамках
Но что ты запляшешь
Когда из-за гор
Начнет дуть трамонтана

Одна женщина преподавала язык Атлантиды,
Сидя на крыше.
Соседи видели, как каждую ночь
К ней слетаются йоги и летучие мыши.
Один священник вступил с ней в спор;
Он втайне всегда желал ее тела;
Когда он вытащил свой аргумент,
Она засмеялась, она улетела...

Жизнь ползет как змея в траве
Пока мы водим хоровод у фонтана
Сейчас ты в дамках
Но что ты запляшешь
Когда из-за гор
Начнет дуть трамонтана

Один матрос реставрировал старинную мебель
И хлебнул с ней горя
Каждую ночь он спускался в гараж
И рыл подземный ход, чтобы добраться до моря
Тридцать лет - он закончил рыть
И вышел где-то в пустыне
Он пал на колени в соленые волны
И припал к ним губами, как будто к святыне

Жизнь ползет как змея в траве
Пока мы водим хоровод у фонтана
Сейчас ты в дамках
Но что ты запляшешь
Когда из-за гор
Начнет дуть трамонтана

@музыка: Аквариум - Трамонтана

22:18 

"Мы стали практичней, мы стали злей, Но вряд ли стали богаче."
“Красная шапочка от создателей”

читать дальше

Не финальная версия, финальная к сожалению была только в одном экземпляре, но я её кому-то подарил... Но это предпоследния...
(С) Мы


22:44 

"Мы стали практичней, мы стали злей, Но вряд ли стали богаче."
Вроде как выправляемся постепенно...
Хотя настроение то ещё, зато точно в музыку попадает...


Масштабные отключения электроэнергии, эпидемия гепатита, сошедшие с рельсов цистерны мазута... А это еще даже не август!

@музыка: Green Day - Boulevard Of Broken Dreams

15:04 

"Мы стали практичней, мы стали злей, Но вряд ли стали богаче."
Почему-то нас заедает на одной и той же песне... Только немножко по-разному...
Интересно для расстования подходит:

Чисто вымыты стекла зрачков,
Руки пахнут винтовкой мосина,
У тебя больше нет врагов,
Ты сама их сегодня бросила...


Да и название тоже подходит: "Ветер свободы", странная эта штука - жизнь.

@музыка: Два самолёта - Ветер свободы.

15:20 

"Мы стали практичней, мы стали злей, Но вряд ли стали богаче."
Ну, что ж все точки расставлены, осталась одна - сентиментальная.

Прощальные речи мне не удавались,
Я всегда терял их в себе.
Расстерялся, когда растались,
И сглупил не сказавши тебе.
А ведь мог бы ещё продолжить,
Этой страсти безумной путь,
И любовь бы смогла бы вижить,
Отдавая свою нам суть.

Посвящается Алексе. Спасибо тебе и извини за всё.


Собственно на этом и поставим точку, окончательно.

@музыка: Аукцыон - Птица

22:18 

"Мы стали практичней, мы стали злей, Но вряд ли стали богаче."
Что ж, не могу сказать ничего хорошего, да и ничего плохого, просто не хочется ничего говорить.
Думаю куму надо сам расскажу, а кому интересно могут и спросить

Голубая стрела

"Голубая стрела" без сигнальных огней
Разбивает стекло - исчезает в окне.
Твой игрушечный поезд летит под откос.
Только это уже почему-то всерьез.

Оловянный солдатик на фланге стола
Ты почти окружен - плохи ваши дела.
Перевяжет сестра рассеченнную бровь,
Только это уже - настоящая кровь.

Он уходит один и не слышно шагов,
Он не смотрит назад, он не видит врагов.
Он уходит туда, где зови не зови -
По колено травы и по пояс любви.

Это те же картинки прочитанных книг,
Первозданная сила исходит от них.
Только в книгах от ран не осталось следа,
Там за красной горой есть живая вода.

На пылющий лоб ляжет мамин платок,
А в руках у нее апельсиновый сок.
Можно в синее небо с мольбою смотреть -
Только это уже - настоящая смерть.

Он уходит один и не слышно шагов,
Он не смотрит назад, он не видит врагов.
Он уходит туда, где зови не зови -
По колено травы и по пояс любви.

А по правую руку огни казино,
А по левую руку - сгоревшая рожь.
Если прямо пойдешь - то что ищещь найдешь.
Только это уже настоящая ложь.

И выходит старик из воды из огня,
И выводит из леса гнедого коня.
Если хочешь - скачи, сколько можешь - держись -
Только это и есть настоящая жизнь.

Он уходит один и не слышно шагов.
Он не смотрит назад, он не видит врагов.
На пылающий лоб ляжет мамин платок,
А в руках у нее - апельсиновый сок.

Он уходит один и не слышно шагов,
Он не смотрит назад, он не видит врагов.
Он уходит туда, где зови не зови -
По колено травы, и по пояс любви.


По чему-то зацепило, по-настоящему. Всё-таки в самом плохом есть свои плюсы, эх, не умею я радоваться жизни, к сожалению.

А ещё я обещал стихотворение написать, главное не забыть...
Засесть завтра ночью и написать про степь и ночь.

@музыка: Белая Гвардия - Голубая Стрела

@настроение: Хорошее с грустинкой

20:32 

"Мы стали практичней, мы стали злей, Но вряд ли стали богаче."
Не знаю правда или нет, но выглядит правдой.
Тем более антиамериканизм в Канаде не пропагандируется.
Курск

21:05 

Неизвестность

"Мы стали практичней, мы стали злей, Но вряд ли стали богаче."
Он вышел из дому в одиннадцать вечера, летом звёзды появляются поздно, а солнце так и не хочет исчезать, зато луну хорошо видно как вечером, так и утром. Жара так и не отпустила, отпустит она только часам к двум, а в четыре солнце уже опять будет пытаться осветить город. На крыльце он сделал небольшую остановку, поискал в карманах сигареты, взглянул на луну, закурил и пошёл вперёд. В такое время машины ещё носятся, обдавая прохожих горячей пылью, пыль летит глаза и заставляет щуриться, что раздражало его. Через полчаса он свернул в парк. Парк был большим, переходящим в лес и стоявшим на самой границе города, у входа стояли детские аттракционы дальше был непонятный памятник-обелиск. Немного в лес, за памятником, проходила детская железная дорога, которая недавно отметила свой юбилей. Наверное, самый странный путь, это путь по шпалам пешком – и сам путь странен, и шагать тоже: шагать на каждую шпалу – шаг слишком короток, через одну – слишком длинен. Наверное, шпалы это тот путь, по которому можно идти всю жизнь, это очень похоже на сравнение жизни с зеброй: то шпала-выпуклость, то ямка, а потом тебя настигает поезд. Он мечтал о постоянстве, но это был не его путь, поэтому при пересечение с грейдером он сошёл. Грейдер как-то плавно переходил в непонятную узенькую и крайне извилистую тропинку. Дальше по тропинке стояли два небоскрёба среди местных деревьев, два абсолютно непонятно как сюда затесавшихся панельных дома девятиэтажек, рядом с ними был ещё фундамент третьего, но он уже не будет достроен, ведь к этому месту нет дорог, лишь извилистая тропа. Кто построил эти дома, и кто в них может жить уже никого не волновало. Тропа огибала дома и углублялась в лес, чувствовалось приближение реки, на тропе стали появятся огромные лужи, в одной из них он хотел увидеть русалку. Остановившись и присев около одной из луж, он стал смотреть в глубину. Наверное, самым больным осознание в его жизни было осознание того, что не все наши желания осуществимы. Перешагнув лужу и слегка поколебав её гладь он отправился в путь. Он присел на скамейку у старого, когда-то горевшего деревянного дома, окружённого странными сплетениями досок дома. Позади был дом и лес, впереди – камыш, осока и небольшая речка, в которую городские заводы сбрасывали отходы. Хоть в реке и водилась рыба, но в её существование верили немногие, но те, кто верили пытались её ещё и поймать, так что можно сказать, что река была пустынной. Тропинка двигалась дальше - справа был высокий склон, заросший травой, слева глубокий овраг, с очень резкими берегами, над краем оврага, рядом с тропой, проходила огромная труба, диаметром почти в метр, на неё очень хотелось забраться, но она слишком уходила влево. Тропинка становилась всё более заросшей, видно уже немногие доходили сюда. В конце концов, тропу перегородили плотные заросли крапивы, через которые пришлось пробиваться. Тропа оборвалась в зарослях старой железной давно заржавевшей калиткой, которая тяжело открывалась, вырывая с корней приросшую к ней крапиву. За калиткой продолжалась тропа, сначала всё такая же заросшая и незаметная, а позже уже более хоженая. Заканчивалась тропа скрипевшего на ветру «чёртового колеса», на котором ему даже один раз удалось покататься, напротив стоял каменный мужчина в странном плаще – памятник, принадлежавший непонятно кому, издалека в темноте уже ночи более всего напоминавший горгулью. Далее путь уже был знаком – уже по ночному тихое шоссе, тихие закоулки и большие улицы ночного города и изредка встречающиеся парочки и одиноко идущие музыканты с гитарами, направляющиеся в неизвестность. Уже в который раз он хотел уйти в неизвестность, уже который день он мечтает об этом, уже которое лето перемен в его жизни заканчивается этим странным путём с железной дорогой, непересыхающими лужами и погоревшим домом. И уже в который раз он хочет увидеть русалку в той самой луже, ведь тогда всё должно изменится и он сможет уйти, туда, где будет вечная ночь, туда, где он сможет вечно идти, туда, где будет его рай, он сможет уйти в ту самую неизвестность. И единственное, во что он по-настоящему верит, – это в существование той самой русалки в той самой луже между двумя бетонными домами одиночками и старым деревянным домиком, и единственное, что он знает, – её нет.

Дневник последних из нас

главная